Дорога в тысячи ли: об открытии восточного отделения в якутском университете

319

С наступлением третьего тысячелетия, который называли временем Азии, прежде всего Китая, накопив уже опыт в преподавании восточных языков и, главное, с появлением первых местных кадров, появилась реальная возможность начать преподавание восточных языков, как первого иностранного.


Для меня этот период связан с необходимостью более глубокого изучения истории восточных литератур. Еще в школе любила читать зарубежную литературу, в том числе и японскую. Это рассказы Акутагава Рюноскэ, романы Абэ Кобо, а также огромный интерес вызывали японские фильмы. С удовольствием читала путевые наблюдения журналиста В. Овчинникова о Японии «Ветка сакуры». А когда во время туристической поездки на Кубу я оказалась в книжном магазине, где продавали книги на русском языке (у нас на родине купить хорошую художественную книгу было весьма проблематично), купила «Заметки об императорском дворе фрейлины Сэй Сёнагон», как было написано в аннотации.  Случайная закономерность заключалась в том, что почти за 15 лет до открытия восточного отделения, я приобрела классическое дзуйхицу 10 века одной из первых писательниц Японии. Со временем книга стала ключевой в лекциях и знаковой для открытия восточного отделения.

Приход Востока

Изучение восточных языков в якутском университете началось официально в 1989 году. Тогда впервые у нас на факультете иностранных языков объявили открытые выборы декана, что было новым явлением в образовательной системе. Участвовать в них должны были и студенты. И, чтобы набрать хороший электорат, как это сейчас называют, мы пошли с моим «оппонентом» по учебным группам. Общались со студентами, преподавателями на собраниях. И я поняла: нужно что-то придумать, чтобы привлечь внимание. Так появилась программа развития факультета.

У меня бродило много мыслей в голове, главное –как реализовать личные «фантазии» реально.  Решила обсудить свои идеи с кем-нибудь из близких по духу коллег. Поддержал молодой, креативный и открытый философ Виктор Данилович Михайлов, который убежденно говорил, что это геополитически правильное решение: «Республика находится рядом с Китаем, в городе есть большой китайский рынок, где продавцы говорят на русском, а мы даже посчитать до трех на китайском языке не можем».

Стратегия геополитических коммуникаций стала первым пунктом моей программы

Также в программу вошли еще два момента из моих «фантазий», на мой взгляд, важных для развития факультета.  Один из них был связан с угрозой потери старейшей кафедры факультета. В январе 1989 года было принято решение, что в этом году не будет набора на французское отделение и когда университет закончат студенты, поступившие в 1988-1989 году, отделение закроют. К сожалению, французский язык в тот момент был почти повсеместно вытеснен английским. Страшно подумать, что в результате такого шага была бы потеряна энергия мультикультуры, вынуждены будут уйти сильные преподаватели разных поколений. Следовательно, факультет будет ущербным, малочисленным.

Неожиданное «спасение» пришло извне. Еще со школы и по сегодня сохранилась дружба с девочкой из ГДР по традиционной для тех лет переписке. Карла жила в пригороде Лейпцига и рассказывала, что в их маленькой школе учителя имеют по две специальности, то есть ведут по два предмета. Я взяла эту идею на вооружение и предложила дать студентам-французам вторую специальность, чтобы они, приезжая в деревни, могли преподавать наряду с французским языком что-то еще. Такая практика была в сельских малокомплектных школах. Помню, как после университета, приехав по распределению специалистом в маленькую деревню Алданского района, из-за отсутствия полной нагрузки с немецким языком вела географию и анатомию.

Осенью 1989 был сделан первый набор
на французское отделение

Благодарность коллегам с других отделений, которые с пониманием передали по пять бюджетных мест. Так у нас появились студенты, которые учили французский и якутский языки для равноценного преподавания их в школе. Большинство ребят у нас были из деревни, поэтому имели хорошую школьную базу якутского языка. Эта программа позволила подготовить своего профессионального латиниста. Одна студентка из города не так хорошо знала якутский язык, поэтому ей заменили часы якутского на латинский. А сейчас она успешно преподает этот древний язык. Был набор и на «французский плюс история», что тоже было востребовано. Сегодня французское отделение – одно из самых творческих в Институте зарубежной филологии и регионоведения СВФУ. Благодаря активной работе декана О.А. Мельничук, факультет начал плодотворное сотрудничество с «ТЕМПУС» (Транс-европейская программа мобильности для обучения в университетах). Совместными усилиями мы не только не закрыли отделение французского языка, но и развили его преподавание.

Это «введение» необходимо для понимания первого шага в изучении восточных языков. Программа развития факультета была принята коллективом и поддержана администрацией университета. Буквально через месяц после выборов была командировка в ДВГУ, где восточные языки изучались уже давно, где мы познакомились с учебными планами. Там начинал в 30-е годы изучать японский язык основатель нашего факультета Семенов А.И., который в те сложные годы из-за него был репрессирован. По крайней мере «фантазии» начали наполняться контентом часов и дисциплин.

Первым восточным языком в якутском университете стал японский

Кстати, Якутия была первым регионом в России, где в 1748 году была основана школа по изучению этого языка, вторая после Санкт-Петербургской, открытой указом Петра 1 еще в 1705 году. В начале 90-х в республику стали приезжать многочисленные иностранные делегации. Так летом 1990 года к нам приехала большая группа промышленников из Японии, заинтересованных в сотрудничестве. На одной из встреч мы познакомились с будущим преподавателем Кацуки-сан, который потом проработал у нас 13 лет. На фотографии с той встречи 1990 года он запечатлен воодушевленным и решительным. Через несколько месяцев мы встречали его с чемоданом в аэропорту Якутска. На первой прогулке по городу он очень удивился сохранности памятника Ленину в известное перестроечное время.

Вспоминаются непростые проблемы с обустройством быта иностранных преподавателей, их питанием, одеждой. Сначала поселили Кацуки-сана в гостинице «Тыгын Дархан», потом перевезли на квартиру. Надо сказать, что все преподаватели факультета помогали адаптироваться Кацуки-сан, приглашали в гости, показывали достопримечательности. Руководство университета выделило деньги на покупку зимней одежды, материально поддержало преподавателей – носителей восточных языков. Ведь они не имели необходимые ученые степени, просто были энтузиастами. Деловой и функциональной стала незабываемая встреча коллектива университета с будущим первым президентом республики М.Е. Николаевым и председателем правительства Якутии К.Е. Ивановым, на которой мы попросили помочь с решением жилищного вопроса преподавателей-иностранцев. И через пару месяцев факультету были выделены две служебные квартиры для Кацуки-сан и двух преподавателей из Китая.

Кроме того, деканат нанял для Кацуки-сана домработницу-экономку, которая по-доброму помогала по хозяйству, учила якутскому языку, готовила национальную еду. Драматично, но его квартиру дважды грабили. Причем второй раз вынесли все, в том числе дефицитный тогда фотоаппарат «Nikon». Через какое-то время новость о том, что в Якутске ограбили японца, дошла до правительства. Управляющий делами президента РС (Я) Б. Д. Слепцов, увидев список пунктуального и не богатого японца из украденных носков, ножниц и других бытовых предметов, иронично воскликнул: «Пахай, какой же он мелочный». Дело закрыли, ущерб не возместили. А Кацуки-сан хотел сделать при кафедре японский уголок, чтобы познакомить жителей республики с культурой своей страны. Главным экспонатом должна была стать подаренная им многотомная энциклопедия, в издании которой он участвовал лично.

Китайский язык у нас появился почти одновременно с японским. В качестве преподавателя первое время была Галина Черных, окончившая институт в Благовещенске.  Именно она привела китайцев Володю и Мишу с китайского рынка. Они неплохо говорили по-русски. Мы даже не спрашивали у них дипломов, лишь бы продержаться учебный год.

Трудно было с учебниками, но помогли австрийцы, которые в то время строили в Якутске Национальный центр медицины.  В качестве благодарности за перевод с немецкого сделали копии единственного экземпляра учебника китайского языка. Сами мы это сделать не могли по техническим причинам. Тогда на кафедре был один портативный «ксерокс», подаренный «Якутзолото».

Какими молодцами были наши старательные и увлеченные студенты! Просто удивительно быстро осваивали языки! Казалось, что и часов было мало (восточные языки были вторыми, а не основными), и учебников не хватало, и преподаватели не профессионалы, а успехи ребят были реальные.

Справка: Светлана Барашкова – кандидат филологических наук, доцент кафедры восточных языков и страноведения Института зарубежной филологии и регионоведения. Окончила факультет иностранных языков Якутского госуниверситета, немецкое отделение. Читает курс «История мировой литературы».

Автор: Светлана БАРАШКОВА
Фото: из архива автора материала

Рекомендуем: